Как «Зенит» прорывался к своим первым бронзовым медалям

0
67

Сорок лет назад, в ноябре 1980 года, ленинградский «Зенит» на финише чемпионата СССР сделал решающее усилие в борьбе за третье место и, опередив грозных конкурентов, завоевал первые в истории клуба награды

В тот день, 22 ноября 1980 года, сбылась многолетняя мечта ленинградского футбольного болельщика.

Долгий путь к цели

Северная столица гордилась честью именоваться родиной отечественного футбола, но все победы ее команд оставались в далеком прошлом. До революции сборная Петербурга была сильнейшей в стране, в 1912 году стала чемпионом Российской империи, в 1913 году в финальном матче уступила сборной Одессы, но в составе команды черноморского города выступали четыре англичанина вместо трех, разрешенных регламентом, и результат матча был опротестован (вот когда возникла в российском футболе проблема «легионеров»), переигровку проводить не стали, поэтому до сих пор историки футбола Одессы и Петербурга спорят о том, кого же считать чемпионом.

В 1920-30-е Ленинград – один из главных футбольных центров страны. В 1924 году сборная нашего города выиграла чемпионат РСФСР, победив в финале москвичей, и заняла второе место в первенстве СССР, проиграв харьковчанам. В 1931 году сборная Ленинграда – вторая в Российской Федерации, в следующем году – первая в РСФСР и вторая в СССР, в 1935 году вновь на втором месте в чемпионате Советского Союза.

Но с 1936 года за звание чемпиона страны начинают соревноваться не сборные городов, а команды заводов, ведомств, военных округов, и Ленинград начинает терять позиции. Постепенно наш город из футбольного центра превращается в захолустье. К 1980 году в активе второй столицы была лишь победа «Зенита» в Кубке СССР 1944 года. В чемпионатах СССР лучшим результатом оставалось четвертое место, занятое «Трудовыми резервами» в 1954-м и «Зенитом» в 1958-м. Обидно было ленинградским любителям футбола – ведь чемпионами СССР становились не только московские «Динамо», «Спартак», ЦСКА и «Торпедо», динамовцы Киева и Тбилиси, но и ереванский «Арарат», и ворошиловградская «Заря». Серебряные медали выигрывали ростовский СКА и донецкий «Шахтер», бронзовые – команды Минска, Баку и Одессы, а Северная Пальмира все ждала успехов «Зенита».

Пример футболистам подавали земляки – баскетболисты «Спартака», ставшие чемпионами, и армейские хоккеисты, выигравшие бронзовые медали.

Морозов сделал революцию

Наконец «Зенит» возглавил Юрий Андреевич Морозов – тренер, ставящий максимальные задачи, смело доверяющий молодежи. Еще в 1977 году он сделал из ленинградского «Динамо» перспективный коллектив, готовый бороться за возвращение в высшую лигу. Но «отцы города» рассудили иначе, решив, что «Динамо» – команда ведомственная, ее игроков в московский клуб могут забрать, что не раз и случалось, а «Зенит» – команда, хоть и принадлежащая ЛОМО, но представляющая весь Ленинград, и предложили Морозову поработать с ней. «Зенит» постепенно обновлялся, расставшись с квалифицированными игроками – нападающим Андреем Редкоусом, защитником Владимиром Лагойдой, вратарем Владимиром Олейником. Удалось пригласить опытнейшего голкипера Александра Ткаченко из «Зари», одаренного Сергея Швецова из Кутаиси, вернуть из столичного «Динамо» воспитанника колпинского футбола Владимира Казаченка. В 1979 году, выступая под флагом сборной Ленинграда на Спартакиаде народов СССР, зенитовцы заняли пятое место, но никто не ждал в сезоне олимпийского 1980 года от них резкого скачка. Новички – сплошь молодежь: Юрий Желудков, Юрий Герасимов, Владимир Долгополов, Алексей Степанов, Валерий Брошин, Сергей Веденеев, Михаил Бирюков.

Как вспоминал Сергей Веденеев, команда много работала на тренировках. «Было очень много упражнений на выносливость, на скоростную выносливость. Морозов требовал от нас, чтобы мы много бегали на поле. И в каждом матче мы бежали изо всех сил. Иногда не понимали, зачем бежим, куда бежим, но соперники не успевали за нами, и мы выигрывали», – полагает бывший полузащитник.

Владимир Казаченок, лучший бомбардир «Зенита» тех лет, в свое время рассказывал автору: «Команда тогда у нас уже была сложившаяся, крепкая. Может, это и нескромно с моей стороны прозвучит, но основная заслуга в том, что в 1980-м выиграли медали, принадлежит опытным игрокам – Ткаченко, Голубеву, Бондаренко, Давыдову…Себя хвалить нехорошо, но и я сыграл тогда неплохо. Мы были костяком команды, на который можно было наращивать мускулатуру. Юрий Андреевич Морозов это понимал, потому и мог смело вводить молодежь».

Решающие победы

«Зенит» в первой половине чемпионата не впечатлял, но исправно набирал очки на своем поле, в 17 матчах – 12 побед и 5 ничьих ( даже в чемпионском 1984 году так сильно в родных стенах зенитовцы не выступили), а во втором круге разыгрался. Пришла уверенность к дебютантам: Юрия Герасимова, демонстрировавшего завидное голевое чутье, сравнивали с Гердом Мюллером, Юрий Желудков уже в свой первый сезон обнаружил способность делать ходы, нечитаемые соперниками, и выполнять точечные удары со штрафных.

Главные конкуренты – тбилисское «Динамо» и донецкий «Шахтер» – осенью были загружены в еврокубках, недолго шел в головной группе ЦСКА. Зенитовцы выиграли решающую схватку за бронзу у тбилисской команды, которая через полгода завоевала Кубок кубков. Яростный штурм хозяев дважды завершил точными ударами Сергей Швецов, а довел разрыв в счете до крупного хлестким «выстрелом» из-за пределов штрафной Желудков. Во втором тайме тбилисцы отыграли два мяча, но победу «Зенит» не упустил – 3:2.

На финише ленинградцы не допустили осечек. Через четыре года почти день в день – 21 ноября, там же – в СКК на проспекте Юрия Гагарина – «Зенит» подарил своим поклонникам золото чемпионата.

Порвали бы «Баварию»

Владимир Казаченок вспоминал, что после чемпионата команду поощрили поездкой на матчи в ФРГ. «Играли с любительскими командами. Приехали в Мюнхен, пошли на матч «Баварии». На поле все их звезды – Румменигге, Брайтнер, Аугенталлер, Дитер Хенесс… Морозов посмотрел и сказал: «Нам бы сейчас эту «Баварию»! Мы бы ее порвали!» Так «Зенит» сильно играл в конце сезона, что Андреич поставил нас выше самой «Баварии» в тот момент! Но сыграть с «Баварией» нам тогда не дали…»

Оригинал статьи: Петербургский дневник